недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

«Музыка нас свела»: прогулка с DMC Романом Калинкиным и DJ Евой Фиестой

761
«Музыка нас свела»: прогулка с DMC Романом Калинкиным и DJ Евой Фиестой
Миланские диджеи из Новосибирска — о романтических маршрутах нашего города и вечеринке на балконе в изоляции

О Новосибирске его жители по большей части говорят с любовью, но при этом находят в нем много минусов и проблем. Тем интереснее узнать мнение тех, кто уехал из нашего города за новой жизнью, но для кого он остается родным. Ведущий и диджей Роман Калинкин и DJ Ева (Женя) Фиеста — из их числа. Шесть лет назад ребята переехали в Италию и живут в столице мировой моды — Милане, а в Новосибирск приехали на новогодние праздники. Мы прогулялись с героями по их заветным местам в центре, с которыми у них связаны только теплые и приятные воспоминания. Супруги поведали о своей жизни в Новосибирске, поделились историей зарождения их любви и рассказали о том, как прославиться на весь мир, играя музыку на балконе в изоляции.

«Жизнь в памятнике архитектуры»: детство и отрочество 

Роман: Свои первые годы я с семьей прожил на левом берегу — на улице Блюхера. Но своей малой родиной считаю Железнодорожный район, куда мы переехали в моем раннем детстве. Несмотря на то, что я был маленьким, очень хорошо помню тот день. Меня с братом привезла туда тетя, и поначалу новый дом меня сильно напугал. 

Если взглянуть на карту города, то можно заметить, что жилые здания на улице Железнодорожной явно выделяются на фоне других. Там сосредоточены длинные высотки, некоторые из них — с причудливыми изогнутыми формами. Поэтому в детстве первое впечатление от нового дома у меня было шокирующим: он показался мне какой-то крепостью или бастионом и пугал своим масштабом.

Ева: В отличие от Романа, впервые я переехала не в раннем детстве, а когда мне исполнилось 12 лет. И снова в пику ему, до этого времени я с семьей жила не в гигантском доме неподалеку от центра города, а на Затулинке (жилмассив на окраине Кировского района, на левом берегу реки Обь — Ред.). 

Однако моя жизнь не ограничивалась пределами этого жилмассива, потому что я ходила в большое количество развивающих кружков. Это и художественная школа в Картинной галерее, и воскресная школа при Консерватории, и музыкальная школа, и секция легкой атлетики. Последние две находились на Затулинке. Получается, что половина из тех кружков, которые я посещала, работали в центре Новосибирска, и нередко целые дни я проводила именно там. Поэтому мне сложно назвать Затулинку родным местом, по которому я скучаю. 

Роман: Вот Женя уже с детства занималась музыкой. А в мою жизнь она — в профессиональном плане — пришла спонтанно, почти случайно, и в уже осознанном возрасте. Возвращаясь к моему детству: с момента переезда и до того этапа, когда я стал работать и купил свое жилье, я жил на улице Железнодорожной и проводил время в ее окрестностях. Там я ходил сначала в 137-ю школу, а потом перевелся в 4-ю гимназию. Так как в последней я учился уже в старших классах, мне она запомнилась больше и ярче. Даже сегодня во время своих визитов в город я всегда захожу в родную гимназию к своей классной руководительнице.

Ева: Я тоже больше привязалась именно к своей новой школе, в которую перешла, когда мы с семьей переехали с Затулинки в центр города. Это была 12-я школа. С некоторыми одноклассниками мы до сих пор поддерживаем отношения. Сегодня такое редко встречается, как-то больше принято ругать школьные годы. Но у меня от них остались только приятные воспоминания.

Школа № 12

Переехали же мы в одно из самых примечательных жилых зданий Новосибирска — в «Стоквартирный дом». Пока я его не увидела, мое мнение о нем складывалось со слов родителей. Они говорили, что мы будем жить в центре города, в одном из самых знаменитых его домов и памятнике архитектуры. Сначала я не разделяла восхищений на его счет. Но повзрослев, прониклась аурой, которая витает вокруг дома: там уютно, безопасно, приветливые соседи, под боком школа — с Затулинкой не сравнить.

«Почему они все такие хмурые?»: учеба и призвание

Ева: После окончания 12-й школы я сразу поступила в СГУПС (Сибирский государственный университет путей сообщения — Ред.). В этот вуз я пришла, буквально ткнув пальцем в небо. Можно сказать, что универ я выбрала по его внешнему виду — понравилась архитектура здания и его местоположение. С поступлением  проблем не возникло: экзамены сдала легко и в итоге оказалась на факультете мировой экономики, где училась на таможенное дело. 

Забегая вперед, по профессии, которая у меня записана в дипломе, я проработала ровно месяц во время преддипломной практики. Это произошло не потому, что меня не устраивало полученное образование. Просто уже на первом курсе я решила, что моя жизнь будет связана с музыкой. И начала движение в эту сторону.

Роман: Еще в детстве во мне проявилась предпринимательская искра. Как-то я вышел во двор с полным пакетом своих игрушек и стал продавать их приятелям. После этого, конечно, получил от мамы нагоняй, и пришлось совершить постыдный возврат товара. Но любовь к бизнесу так и осталась со мной. 

Я будто врастал в места, где жил или учился. Когда я переехал и много лет прожил в Железнодорожном районе, я был плоть от плоти его: облазил все дворы, кружился вокруг ДКЖ, знал всю его экосистему

В общем, когда пришло время выбирать вуз, я знал, что это будет факультет бизнеса в НГТУ. Правда, в отличие от Жени, я даже не планировал туда специально поступать, сдавать экзамены, с волнением ждать их результатов. В то лето я отдыхал в Турции и просто думал, что как-то все решится само собой. Это и произошло. А все дело в том, что у 4-й гимназии с НГТУ были особые взаимоотношения, и выпускные экзамены в школе приравнивались к вступительным в вузе по ряду специальностей. Я попал в универ, где также, как и Женя, понял, что мне по душе. Это были музыка и вечеринки.

Ева: Как уже я говорила выше, музыка со мной была будто бы всю жизнь. Причем в профессиональном смысле. Правда, как почти любого ребенка, который долго ходил в музыкальную школу, после ее окончания меня долго не тянуло даже прикоснуться к фортепиано. Тогда я сменила вектор своих интересов и начала заниматься танцами. У меня стало неплохо получаться, и мой хореограф, Виталий Клименко, который сегодня сделал хорошую карьеру в Москве, позвал меня танцевать в свою команду. Мы часто выступали в клубах, где любили просто отдыхать. 

И вот однажды, оказавшись в 2008-м году в Rock City, я увидела там объявление о наборе в школу диджеинга. Когда я танцевала, то всегда смотрела на серьезных и важных ребят, стоявших за диджейским пультом, и думала: «Почему они все такие хмурые? Вот я бы могла дарить людям улыбку и свою энергетику». Я сразу же откликнулась на объявление и так, через танцы, снова пришла к музыке.

Несмотря на то, что я сначала жила, а потом работала на левом берегу, он для меня так и не стал родным местом. Это не связано с какими-то объективными причинами, мне просто там некомфортно

Роман: Для меня музыка тоже всегда имела большое значение, во всяком случае начиная с подросткового возраста. Но профессионально ей я не занимался никогда. Просто был меломаном: слушал еще на CD-плеерах диски разных модных на тот момент модных групп — от попсы до рэпкора. В этом смысле я был и остаюсь всеяден. 

Перед тем, как я решил стать DJ, я уже два года был ведущим мероприятий в клубах, причем достаточно успешным. Кстати, я начинал и несколько лет работал вместе с Ромой Коршуновым, который как раз рассказывал про те времена в вашей недавней статье. В итоге на одном из старших курсов Рома ушел в академический отпуск, и наши творческие пути понемногу разошлись. Учиться диджеингу я тоже начал в Rock City, это было в 2009-м году: после выступления DJ Rusk я попросил его обучить меня азам этой профессии. Он согласился, и я начал познавать премудрости сведения музыки.

«Сведение треков свело нас»: знакомство и карьера

Роман: До того, как я стал встречаться с Женей, мы были знакомы уже несколько лет. Но наши отношения тогда сложно было назвать дружескими или даже приятельскими. Она считала меня клоуном, а я ее — слишком высокомерной. Эти оценки, конечно, изменились, когда позже мы поближе узнали друг друга. А тогда это были некие образы, которые мы несли в массы: я — весело, а она — гордо. Познакомились же мы с ней в Rock City, после того, как с разницей в год отучились диджеингу и стали играть в клубах города. Но именно Rock City стоит отдельной яркой строкой в приятных воспоминаниях наших прежних дней.

Ева: Мы действительно, мягко скажем, далеко не сразу влюбились друг в друга. Я бы не так сформулировала наши образы, как это сделал Рома, но мы действительно были очень разные. В том числе нас разделяла музыка — ее стили, понимание, вкусы. Но именно она нас в итоге в буквальном смысле «свела». 

Фото из личного архива героев

Однажды меня пригласили выступить на вечеринке в Шерегеше. Но поставили одно условие — играть в паре с другим DJ. Еще не зная, что это будет Рома, я была не в восторге от этой идеи. Но когда мне сказали, кто будет моим музыкальным напарником, я вообще опешила и поставила ультиматум: он или я. Мне ответили: «Он или ты, или кто-то еще». В общем, не надеясь на приятную работу, я согласилась.

Больше всего я переживала за то, что составила очень классный плейлист, где каждый последующий трек идеально дополнял и продолжал предыдущий. И вот, доигрывая очередную свою мелодию, я, скрепя сердце, передаю место за пультом Роме. И что я слышу? Он ставит тот самый трек, который в моей голове должен был как раз заиграть в этот момент. Потом эта магия повторялась постоянно на протяжении всего вечера. И это была любовь. Вот так сведение треков свело вместе нас самих. 

Рома сказал, что работал во многих клубах Новосибирска, но я точно могу сказать про себя, что играла музыку хотя бы раз абсолютно во всех ночных заведениях того времени — конца нулевых и начала десятых годов. При этом я не играла откровенную попсу и не хотела стать DJ, помешанным на концептуальности. Я была где-то посередине, поэтому стала востребованной, не изменяя своему вкусу. 

Фото из личного архива героев

Роман: А вот я всегда позиционировал себя как коммерческий DJ. То есть моя музыка — это радиоформат в его широком понимании: от «Радио Рекорд» до «Русского Радио». При этом я оставался ведущим мероприятий, поэтому круг знакомств и связей у меня с течением времени только разрастался. И вот однажды меня пригласили работать арт-директором в клуб Pravda, который находился на проспекте Карла Маркса. Спустя какое-то время мне уже предложили там должность управляющего. И тогда на мое прежнее место пришла работать Женя. 

Позже нам с Женей предложили стать совладельцами этого клуба. Точнее, по документам мы не числились в этом статусе, но обладали им по факту и своим функциям. В те годы Pravda привязала нас к себе — дел и забот там было немало. Но мы продолжали играть как DJ в других местах, хоть и значительно реже. 

Тот жизненный период был очень динамичным и деятельным. Например, я мог уехать на работу с утра, весь день делать там дела, вечером встать за пульт, чтобы меня сменила Женя, которая играла бы до ночи, а потом до утра осталась там управлять заведением. И потом мы снова могли встретиться дома за завтраком, чтобы успеть выпить кофе и опять отправиться на работу. Кстати, тогда мы жили в моей квартире, которая находилась в высотном здании напротив СГУПСа. 

«Сакральный круговой маршрут»: Новосибирск и его места

Ева: В годы, когда мы только начали встречаться с Романом, у нас появились общие любимые места. Их мало, потому что мы много и зачастую в разных графиках работали. Но от того они еще более ценны для нас. Например, это знаменитая «мажордочка» — тусовочная точка у универсама на Ленина. Но чаще всего мы находились в «Чашке кофе». Боюсь даже представить, сколько в общей сложности часов я провела там. 

Я подметила один парадокс в своем отношении к городу. Несмотря на то, что я сначала жила, а потом работала на левом берегу, он для меня так и не стал родным местом. Это не связано с какими-то объективными причинами, мне просто там некомфортно. Правый берег, особенно центр, я воспринимаю как свой дом. 

Поэтому, приезжая в последние годы в Новосибирск, едва ли додумаюсь поехать прогуляться по площади Маркса. А вот пройтись от «Стоквартирного дома» по Красному проспекту и свернуть на улицу Ленина — обязательно. Это мой самый любимый маршрут, с которым связан целый пласт воспоминаний.

Роман: Тоже люблю этот путь по центру города. Кроме того, мы с Женей часто гуляли между двух площадей — от Калинина до Ленина. И еще был лично наш, сакральный круговой маршрут — от стадиона Спартак, мимо ГПНТБ, через Восход на Михайловскую набережную. И обратно — через центр до упомянутой «Чашки кофе». Мы сидели в ней и потом разъезжались по домам, а когда стали жить вместе — отправлялись в нашу квартиру. 

Насчет левого берега я согласен с Женей. Вообще у нее получалось всегда строить свою жизнь в разных местах, независимо от расположения ее дома, вуза или кружков, которые она посещала. То есть она рассредотачивалась по городу. Я же всегда будто врастал в места, где жил или учился. Например, так было, когда я переехал и много лет прожил в Железнодорожном районе. Я был плоть от плоти его: облазил все дворы, кружился вокруг ДКЖ — в общем, знал всю его экосистему.

Казалось бы, годы в НГТУ должны были так же породнить меня с левым берегом. И я действительно тогда постоянно тусовался в студенческом городке. Но сейчас я понимаю, что меня не тянет туда и что это не самые важные для меня места. Все-таки Обь не только физически, но еще метафорически и ментально разделяет Новосибирск.

Ева: Для меня еще очень дороги филармония и оперный театр. В детстве, кроме того, что я занимаясь музыкой, мама ежемесячно водила меня минимум два раза в филармонию и один раз в оперный. Это была наша постоянная программа. Поэтому я видела почти весь их репертуар в детские годы. Такие же чувства у меня к «Победе». 

А еще я люблю стадион «Спартак» и Центральный парк. Первый — из-за катка, а парк дорог мне воспоминаниями о прогулках с моим дедушкой. Они с бабушкой жили рядом, и когда я была маленькая, то иногда оставалась с ними после своих занятий музыкой или спортом. Парк вызывает у меня очень теплые воспоминания.

Роман: Мои любимые места в городе, помимо наших общих с Женей, тоже родом из детства. Это ДКЖ, вокруг которого я гулял и который посещал, когда там были концерты или представления. Это так называемый «Монолит» — три жилых 16-этажных здания в Железнодорожном районе, завораживающих меня исходящей от них мощью. Причем эти дома удивляли меня не только в детстве: они и сейчас выглядят необычно на фоне прочей застройки.

Оперный театр тоже был важен для меня в детстве. Причем не только его культурное наполнение, но и внутреннее убранство: я всегда любовался его люстрами и в антрактах играл, бегая по лестницам. Ценен для меня и цирк, куда мы с семьей ходили на самые разные представления. В школьные годы я с друзьями ежедневно гулял в Нарымском сквере, в котором знал каждый куст и каждую лавку. Как и для Жени, в детстве мне был дорог Центральный парк, поездка в который с родителями была для меня праздником.

«Нам стоит чаще улыбаться»: Италия и Россия

Ева: Как река делит пополам город, нашу общую с Ромой жизнь разделило на две части решение сменить место жительства. То есть была жизнь в Новосибирске, а теперь мы обитаем в Милане. Получилось это вот как: примерно семь лет назад мы закончили свое сотрудничество с клубом Pravda и снова стали вольными DJ, а Рома параллельно вернулся к работе ведущим. Несмотря на то, что мы отлично проводили время, нам одновременно захотелось перемен. 

В отличие от итальянцев, мы изначально закрыты, и только при знакомстве ближе раскрываемся на полную. Но по менталитету мы с ними похожи так, как никто. Просто нам стоит чаще улыбаться

В первую очередь мы поженились. А затем стали выбирать место, куда готовы переехать. Решив не рассматривать Россию, пошли методом исключения. Гоа, Тайланд или Бали — не наше, несмотря на то, что это своеобразные мекки для диджеев. Атмосфера этих мест — слишком жаркий климат, сонная аура и отсутствие амбициозного духа. Туда диджеи едут в основном на «пенсию». Или те, кому все равно, какой лаунж играть в кафе на песке. Тогда мы задумались о Европе и, перебрав много стран, в которых побывали, поняли, что больше всего нас манит Италия.

В этой стране сложился такой уклад, который мы ждали от новой жизни. Во-первых, это умеренный климат. Во-вторых, это невероятно красивая страна с интересными местами на любой вкус. В-третьих, нам она была близка, начиная от культуры и заканчивая ее знаменитой кухней. В-четвертых, на севере она граничит с остальной Европой, что означает доступность путешествий во множество стран почти в любое время, исходя из нашего желания. И в-пятых, Италия и особенно Милан, где модны все направления культуры, искусства и развлечений, был идеальным местом именно для нас.

Роман: Так мы переехали в Милан и уже шесть лет вполне счастливо здесь живем. Конечно, прошлый год по понятным и уже набившим всем оскомину причинам был не самым простым и приятным. Наверное, все слышали, какая архисложная ситуация в связи с эпидемией была как раз в Италии. Безусловно, она отразилась на нас тоже, в большей степени потому, что наша сфера первая попала под закрытие, было невозможно хоть как-то продолжать работать.

А вот в контексте самоизоляции сильного стресса мы не испытали. Мы ели, смотрели фильмы и сериалы, читали, много говорили. Но самое главное — мы даже устраивали DJ-сеты, не выходя из дома. Как-то раз мы с Женей решили выставить на балкон колонки и попробовать поиграть музыку. Попытались быть как можно более деликатными, не делать ее громкой, а при первом же недовольстве соседей договорились сразу свернуть наш домашний клуб. Но соседи идею оценили, они выходили на балконы и под вино пританцовывали. В итоге мы даже прославились на весь мир: один из жильцов снял наш мини-фест на видео, которое разлетелось по интернету.

Если задуматься и попытаться сравнить Милан и Новосибирск, то мы с Женей не могли бы выделить ничего, чтобы их роднило. Пожалуй, это только пара заведений. В Новосибирске есть две траттории — La Trenta и Papa Carlo. В последней мы бывали еще до переезда в Милан. Тогда нам очень понравилась кухня, но мы совсем не поняли и не приняли формат, когда гости сидят бок о бок друг с другом, буквально соприкасаясь локтями. И только потом мы увидели это в Италии.

Ева: Мы поняли, что это действительно традиция и что в этом кроется некий социально-культурный смысл: люди не чураются друг друга. При этом они соблюдают чужие границы и абсолютно ненавязчивы. И вот этот баланс близости и обособленности делает итальянцев очень редким типом людей. 

Роман: Такой тип людей, как ни странно, очень похож на нас, россиян. Конечно, есть одна важная разница: мы изначально закрыты, только при знакомстве ближе раскрываемся на полную. Итальянцы же открыты сразу. Но по менталитету мы с ними похожи так, как никто. Просто нам стоит чаще улыбаться.

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru